Главная » Финансовая грамотность » Как правильно использовать ЭЦП при работе с контрагентами: что упускают компании и кто платит за ошибки?

Как правильно использовать ЭЦП при работе с контрагентами: что упускают компании и кто платит за ошибки?

Сегодня в коммерческих организациях при работе с контрагентами получает все большее распространение использование электронной подписи (ЭП). Чем крупнее организация, тем ощутимей становится экономия времени и средств, благодаря внедрению электронного документооборота (ЭДО).

На законодательном уровне вопрос о возможности использования электронной подписи был урегулирован еще в 2011 году, когда был принят Федеральный закон от 06.04.2011 N 63-ФЗ «Об электронной подписи». В статье 6 данного закона обозначено, что информация в электронной форме, подписанная квалифицированной электронной подписью, признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью, и может применяться в любых правоотношениях в соответствии с законодательством Российской Федерации. Исключение составляют случаи, если федеральными законами или принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами установлено требование о необходимости составления документа исключительно на бумажном носителе.

Таким образом, указанной нормой законодателем была предоставлена возможность подписывать любые документы ЭП, и данные документы приравниваются к бумажным.

Ряд контрагентов, пользуясь тем, что процедура оформления электронной подписи сложнее, чем проставление собственноручной, стали злоупотреблять своим правом и вести себя в определенных ситуациях недобросовестно. В частности, при заключении сделок с использованием ЭП участились случаи их оспаривания. Рассмотрим в качестве иллюстрации судебные дела, в которых прослеживаются общие тенденции.

  • электронные товарные накладные, содержащие сведения о подписании каждой представленной товарной накладной генеральными директорами истца и ответчика;
  • отчет оператора ЭДО;
  • свидетельство Министерства связи и массовых коммуникаций РФ об аккредитации удостоверяющего центра N 08 от 29.06.2012, подтверждающее соответствие оператора ЭДО требованиям Федерального закона «Об электронной подписи»;
  • лицензия ЛСЗ N 0005617 от 16.06.2014 на осуществление видов деятельности,
  • сертификат Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии соответствия Автоматизированной информационной системы СБиС Приказам МНС России, ФНС России;
  • Регламент Удостоверяющего центра;
  • заверенный оператором ЭДО сертификат открытого ключа, содержащий подписи представителя.

В деле судом были исследованы следующие доказательства:

  • копии товарных накладных, подписанных сторонами на бумажном носителе, а также электронной (цифровой) подписью,
  • копия квалифицированного сертификата ключа проверки электронной подписи на представителя,
  • копия доверенности на данного представителя покупателя от 12.01.2015,
  • отчёт оператора ЭДО с обобщёнными данными по товарным накладным за спорный период.

Позиция покупателя по данному делу состояла в отрицании всех доводов поставщика и представленных им доказательств. Позиция истца осложнялась тем, что в договоре был прописан специфический порядок обмена электронными документами, который не был соблюден (должно направляться специальное уведомление об использовании ЭДО от одного контрагента — другому). Такой порядок предоставил ответчику возможность манипулировать доказательствами, и он ссылался на то, что формальная сторона договора не соблюдена. Между тем, как известно, суд оценивает доказательства в совокупности. После того как ВС РФ отменил нижестоящие судебные акты и направил дело на повторное рассмотрение, требования истца были удовлетворены в полном объеме. Однако для этого пришлось пройти долгий путь доказывания права поставщика на получение причитающегося ему вознаграждения.

Не зная экономической подоплеки данной сделки, можно констатировать, что сам по себе факт подписания договора ЭП предоставляет сторонам, при определенных обстоятельствах, пространство для маневра в суде.

Суд апелляционной инстанции, приняв апелляционную жалобу ответчика и заново рассматривая дело по правилам суда первой инстанции, принял встречное исковое требование о взыскании штрафа за недопоставку товара в размере 540 998 руб. 09 коп. В результате рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении иска ООО «ВОАНДА» отказано, а встречные требования ответчика удовлетворены. В своем решении суд апелляционной инстанции, руководствуясь статьями 309, 310, 330, 454, 486, 488, 506, 516 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что УПД не содержит сведений о том, что товар был принят ответчиком: в графе «Товар (груз) получил» отсутствует подпись покупателя.

Таким образом, истец по первоначальному иску не доказал, что товар был поставлен ответчику в соответствии с условиями договора и в установленные сроки, требования о взыскании штрафа за не поставку товара, заявленные во встречном иске, согласуются с условиями договора и фактическими обстоятельствами дела, расчет штрафа проверен, выполнен арифметически и методологически верно.

Не согласившись с принятым по делу судебным актом арбитражного суда апелляционной инстанции, ООО «ВОАНДА» обратилось в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой. Рассмотрев жалобу, суд в своем постановлении от 18.06.2019 N Ф05-8350/2019 пришел к выводу, что судами нижестоящих инстанций неверно истолкованы условия договора и законодательства. Как указал суд, взаимные претензии истцов по первоначальному иску и по встречному иску основаны на различных заказах покупателя.

Условиями признания документа, подписанного усиленной квалифицированной подписью, является наличие подписанного документа с сертификатом ключа, который выдан аккредитованным удостоверяющим центром. Требования к таким центрам установлены статьей 13Федерального закона N 63-ФЗ, и проверка ключа возможна только с применением криптографических средств электронной подписи (статья 12 Федерального закона N 63-ФЗ).

Вместе с тем, судом апелляционной инстанции в рамках настоящего дела не дана оценка заключенному между сторонами договору поставки в части электронного обмена документами (п. 1.6. договора), не установлено наличие оснований для квалификации электронной подписи недействительной, не дана оценка полномочиям лица, подписавшего УПД электронной подписью.

Таким образом, выводы о не подтверждении факта поставки, основанного на УПД, сделаны при неправильном применении норм материального права, в отсутствие толкования условий договора и являются преждевременными.

В результате рассмотрения кассационной жалобы дело направлено на повторное рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Как мы видим из судебной практики, сам факт использования электронной подписи становится дополнительным основанием для оспаривания сделки сторонами и требует специального подхода при разрешении подобных дел.

О admin

x

Check Also

Регистрация доменных имен — правовые аспекты

Отмена права собственности на домен, штрафы, судебные тяжбы и даже лишение свободы – это проблемы, с которыми столкнется лицо, зарегистрировавшее название сайта с нарушениями действующего ...

Как защитить активы компании

Ежегодно публикуется международный индекс правовой защищенности капитала International Property Rights Index . По итогам 2018 года Россия заняла 84 место из 125. Хотя аналитики отмечают ...

Города с лучшим бесплатным Wi-Fi

Что первым делом совершает путешественник, приземлившись в новом городе и покинув самолёт? Он достает свой телефон, выводит из режима полета и начинает охоту за Wi-Fi ...

Samsung выпускает свой складной смартфон в сентябре

Корейский производитель бытовой электроники Samsung планирует выпустить свой первый складной смартфон со второй попытки. Galaxy Fold должен появиться в отдельных странах с сентября, объявил крупнейший ...